February 14th, 2010

Профиль

Оказывается…

…железная дорога Москва – Петербург была построена как левосторонняя, и таковой оставалась с момента открытия в 1851 г. до конца 1940-х гг., когда ее перевели на правостороннее движение.
А Рязанскую, как известно, так и не перевели, она до сих пор «левая».
Профиль

Операция «Валико»

«Как известно, существует всемирный заговор банкиров-евреев и коммунистов так называемый день св. Валентина был внедрен в сознание российской молодежи в начале 1990-х гг. совместными усилиями трех реакционных сил: пентагоновской военщины, ватиканских клерикалов и транснациональных корпораций. Первыми – для нейтрализации русского патриотизма, вторыми – в целях привития россиянам либерально-западных духовных ценностей, третьими – для приобретения нового рынка сбыта сувенирной продукции. Внедрение идеологически чуждого праздника осуществлялось в рамках секретной операции ЦРУ, штаб которой находился в одном сопредельном государстве у южных границ России…»
(из газет)
Профиль

Пособие по бедности

«После "Венериного волоса" я потерял работу. Теперь живу только на литературные заработки, а этим жить не получается. Я уже два раза "садился" на пособие по бедности. <…> Но, к счастью, есть такие понятия, как литературная стипендия».
Интервью с Михаилом Шишкиным в «Известиях».
Профиль

Репрезентация власти

В модном арт-клубе «М.» шла презентация культурологической книги, рассказывающей о механизмах использования визуального образа Сталина в советской пропаганде. Вступительную речь произнес известный публицист Н. Затем слово было предоставлено автору.
«В своей книге я показываю, как официальный портретный жанр постепенно превратился в панегирическую репрезентацию власти…», – начал он.
Тут в зале погас свет, и публике были показаны слайды, наглядно демонстрирующие преступления сталинизма в области пропаганды и в помещение, топая сапогами и дымя самосадом, вошли трое в кожанках и с маузерами. У одного из-под буденновки виднелись рога, другой тщательно маскировал за широкими галифе крючковатый хвост, у третьего из груди торчал обломок осинового кола. «На врангелевских фронтах ранен», – подумал культуролог. Даже в такие моменты он оставался профессионалом.
«Профессор, – сказал старший, обращаясь к докладчику, – Караул устал».
«Ешь ананасы!» – хохотнул второй, указывая пистолетом на фуршетный стол.
«Надеюсь, это перформанс?» – робко спросил автор.
Третий не отвечал: он не спускал глаз с дорогого ноутбука на столе…
Конец (ре)презентации.